Пётр Термен: «Самоучитель — ужасная вещь для любого инструмента»

3 апреля 2019 в 09:53
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

29 марта c лекцией-концертом в «Типографии» выступил Пётр Термен — профессиональный терменвоксист, создатель единственной российской школы игры на терменвоксе, правнук создателя этого необычного с точки зрения техники музыкального инструмента. Пётр показал возможности терменвокса — от «Ave Maria» и «Эй ухнем» до группы «Muse» и саундтрека из фильма «Большое космическое путешествие». Перед выступлением Пётр согласился побеседовать с корреспондентом Tula.plus.

Пробраться в лабораторию

Пётр, как ты доехал до Тулы? Что успел посмотреть? Есть впечатления от города?
Я в Туле второй раз, в прошлом году тоже выступал в «Типографии» — отличное пространство, мне здесь нравится. Была очень хорошая погода, с удовольствием погулял по городу. Но в этот раз, к сожалению, посмотреть город не удалось. Думаю, приехать для этого летом. Мне очень нравится, что в Туле много сохранившихся исторических зданий, очень приятная архитектура, симпатичные маленькие домики, я это очень люблю.
Хорошо, тогда начнём. Как прошло твоё детство? Насколько оно было музыкальным?
Мне рассказывали, что я постоянно пытался проникнуть в домашнюю лабораторию Льва Сергеевича, чтобы что-то включить, разобрать… Меня интересовали всякие технические штуки.
Сохранилась фотография, где я возле Льва Сергеевича пытаюсь включить штепсель в розетку.

Терменвокс в сопровождении фортепиано меня встретил уже в первые месяцы жизни: на них играли Лев Термен и его дочь, Наталья Термен — моя любимая бабушка, профессиональная терменвоксистка. Терменвокс и рояль — первые музыкальные инструменты, которые я услышал в детстве. И они всегда были частью нашей семьи. И где-то уже лет в пять я написал свою первую небольшую мелодию. Я её просто напел, а моя тётя, Ольга Термен — она была композитором, — сделала аранжировку.

Про Льва Термена

Что помнишь о прадеде?
Дело в том, что я родился в 1991-м и находился рядом со Львом Сергеевичем первые годы жизни. Каждый день Лев Сергеевич желал мне доброго утра и спокойной ночи. Рассказывают, что Лев Сергеевич очень серьёзно относился ко мне — как к взрослому, не как к ребёнку. Возможно, в отличие от меня, он уже тогда знал, что моя жизнь будет связана с терменвоксом.
Как сейчас — с позиции взрослого человека — ты относишься к непростой судьбе своего прадедушки?
А как можно относиться к судьбе? Жизнь Льва Термена была очень насыщенной и очень сложной, во многом трагичной. Было несколько этапов, когда он терял всё, но в итоге находил силы, волю к жизни и продолжал работать. Конечно, после выхода на свободу, власти его не поддерживали, не давали ему реализоваться, — но и сказать, что его травили, я тоже не могу. Льва Сергеевича очень уважали, у него часто брали интервью, он имел широкий круг знакомых. Но многие идеи так и остались идеями.
Как он сам переживал эти события?
Лев Сергеевич был человеком мудрым, добрым, с хорошим чувством юмора. Он практически до конца жизни считал, что ещё можно успеть реализовать идеи и получить поддержку и понимание общества. Безусловно, я думаю, это тяжело — осознавать, что ты можешь сделать какие-то вещи, которые больше никто в мире не может, но тебе этого не дают. Относиться к этой ситуации можно только с горечью, наверное.
Тяжело ли тебе и твоей семье носить такую громкую фамилию?
В случае с терменвоксом — всё, что происходит с ним, то, как к нему относятся в России и за рубежом, сказывается и на нашей семье. И искажения, и вымыслы, связанные как с терменвоксом, так и Львом Сергеевичем, довольно болезненно отражаются.

Стихи или музыка?

Только честно: ты планировал стать музыкантом?
Не могу сказать, что планировал. В детстве не было чёткой мысли: «Я буду космонавтом» или «Я буду музыкантом». Мне очень нравилась музыка, меня ей учили, так как моя бабушка ещё и пианистка. Но в музыкальную школу не отдавали. Это шло как-то очень естественно, плавно. И интерес к терменвоксу у меня был, но не могу сказать, что я думал стать терменвоксистом. Я достаточно в юном возрасте начал писать стихи, поэтому думал, что моя деятельность будет связана с литературой.
Как и когда ты начал писать стихи? И ждать ли нам твой творческий вечер?
Сложно сказать, как я начал это делать, — мне было около шести лет, — вдруг пришла идея что-то написать. И до сих пор периодически что-то пишу. Это скорее некоторая потребность. Я не думал тогда, для чего я это делаю. Когда показал родным — они очень удивились. А творческие вечера… Я не особо активно занимаюсь распространением своего творчества, но иногда читаю стихи на каких-то мероприятиях.
Ты говорил в прошлых интервью, что любишь играть на терменвоксе Рахманинова и Баха, — почему?
Мне просто нравится их музыка. Я думаю, академическая музыка — это направление, которое может наиболее полно раскрыть терменвокс. Но это не значит, что я не играю музыку других направлений: я с удовольствием играю и современную музыку, и музыку, написанную специально для терменвокса в других музыкальных направлениях.

Это похоже на йогу

Кто приходит учиться в твою школу игре на терменвоксе? А главное — откуда люди узнают о таком, всё-таки, нетипичном инструменте? И вообще: для чего обучаются игре на нём?
Записываются на обучение очень разные люди, у каждого свой путь. Кто-то узнал о терменвоксе в детстве, кто-то из фильмов или рок-концертов, кто-то из моих лекций. Кто-то из этих людей никогда не занимался музыкой, кто-то уже профессиональный музыкант, кто-то окончил музыкальную школу — и не хочет это вспоминать. Кому-то десять лет, а кому-то восемьдесят. Часть учеников хочет использовать терменвокс как концертный инструмент, часть хочет записывать музыку, а часть играет для себя, для своего развития, желая расширить кругозор.
Ведь это очень меняет сознание — любое твоё движение на этом инструменте меняет звук.

Я никогда не занимался йогой, но некоторые ученики говорят, что это очень схоже: с одной стороны, ты должен контролировать себя — и одновременно с этим быть расслабленным. При игре на терменвоксе оказывается, что мы учимся контролировать прежде всего себя — свои движения, свой мозг, координацию.

Аллергия на сольфеджио

Сколько нужно времени, чтобы начать играть первые мелодии на терменвоксе?
Мы выработали начальный курс: первые четыре дня человек играет на терменвоксе и осваивает базовые навыки — после этого может сыграть какие-то простые мелодии. Конечно, чтобы закрепить результат, потребуется около полугода.
Ваши занятия проходят так же, как в обычной музыкальной школе: сольфеджио, музыкальная литература, инструмент?
Когда мы проходим начальный курс, мы стараемся подойти, скажем так, демократично: люди очень разные и у кого-то есть аллергия на слово «сольфеджио», кто-то просто не знаком с нотами, и для них столько информации сразу будет очень много. Музыкальная литература тоже не всем интересна. Поэтому наши уроки, в первую очередь, практические. Но, конечно, мы говорим и об истории терменвокса, разновидностях инструмента, особенностях техники игры в России и за рубежом и тех музыкальных контекстах, в которых инструмент существует.
И с каких композиций начинается обучение?
Чаще всего это русские народные мелодии — протяжные и спокойные. Иногда ученик приносит свою любимую мелодию, и мы учим её.

Терменвокс в матрёшке

Почему терменвокс больше популярен в Японии, а не в России?
В Японии терменвокс смог стать частью массовой культуры, самая популярная модель терменвокса в этой стране — матрёмин: терменвокс, помещённый в матрёшку. В Японии очень любят русскую матрёшку, считается, что у этого известного символа России японские корни. Благодаря Масами Такеучи, создателю матрёмина и Японской школы терменвокса, матрёшка обрела свой голос. Масами сумел популяризировать матрёмин и терменвокс по всей Японии, у него сотни учеников. Мне кажется, что терменвокс очень совпал и с некоторыми особенностями менталитета японцев — они очень дисциплинированы, аккуратны, внимательны, а это необходимо для оттачивания навыков в игре на терменвоксе. В сентябре этого года в честь столетия терменвокса, ученики Масами Такеучи побьют собственный рекорд Книги Гиннеса, собравшись большим оркестром — в прошлый раз было 272 исполнителя, в этот раз ожидается значительно больше: они будут играть музыку, специально написанную греческим композитором Мариосом Иоанна Элия.
Почему так мало профессиональных музыкантов на этом инструменте в России и мире?
Да, хороших терменвоксистов, которые играют академическую музыку, человек десять во всем мире. Притом, что владельцев терменвоксов — тысячи. Поэтому мы создали школу терменвокса в Москве и Санкт-Петербурге, иногда проводим мастер-классы в других городах. И у нас есть ученики из других стран, которые занимаются с учителями дистанционно.

На данный момент в мире есть две школы терменвокса — в России и в Японии. Очень важно, чтобы человек получил определённые знания об инструменте: правильную постановку рук, контекст, понимание — зачем, для чего. Мне кажется, что незнание таких вещей и является преградой на пути к освоению инструмента для большинства людей. Человек просто не понимает, как это делается. Тем более, что терменвокс для большинства — непривычный инструмент с точки зрения техники исполнения. Часто даже среди терменвоксиситов нет чёткого понимания — как хорошо играть, а как плохо.
По всему миру существуют разные подходы к терменвоксу. Мне кажется важным, что у Школы терменвокса в России есть собственный подход, почерк и традиции, восходящие к урокам и студиям терменвокса, которые организовывал сам Лев Термен, начиная с 20-х годов.

А почему тогда нет самоучителя по терменвоксу?
Самоучитель — ужасная вещь для любого инструмента. Конечно, это приносит пользу издателю и, возможно, как-то способствует тому, чтобы больше людей научилось играть «собачий вальс» на пианино. Но это никак не влияет на то, чтобы люди научились играть музыку. В случае с любым инструментом нужно правильно поставить руки, нужно, чтобы был контроль со стороны педагога даже для получения начальных навыков. Хороших самоучителей и видеоуроков достаточно, чтобы человек заинтересовался инструментом, получил удовольствие от того, что какие-то первичные вещи у него получились. Но музыкант из него вряд ли получится.

Пусть об этом рассказывают в школах

Ты согласен, что терменвокс — не самый популярный инструмент? В музыкальных школах сейчас нет учителей-терменвоксистов…
Я бы сказал, что не все инструменты, которым обучают в музыкальных школах, популярны. Большинство людей не были на сольном концерте кларнетиста, баяниста и так далее. Они знают, что такое кларнет, но как на нём играть — будет предметом дискуссии. Просто эти инструменты исторически вошли в программу, сложилась традиция преподавания. К слову, хочу ли я, чтобы терменвоксу обучали в музыкальной школе? Честно говоря, не знаю. Это не основная цель. Если это будет — то почему нет? Я думаю, было бы правильно рассказывать о терменвоксе в общеобразовательных школах, ведь он создан у нас, в России.

От Ленина до Led Zeppelin

Почему ты решил заниматься популяризацией терменвокса на Родине?
Так получилось, что примерно девять лет назад ко мне впервые терменвокс попал в руки — до этого я не пробовал играть на нём, так как у нас дома была только одна рабочая модель терменвокса, и доступ к ней был ограничен. Очень скоро стало понятно, что с этим инструментом у нас есть определённая взаимосвязь, контакт, — и я начал погружаться в то, что происходит с терменвоксом сегодня, что о нём пишут в интернете.
То, что я нашел, мне не понравилось: терменвокс воспринимают очень своеобразно.

Например, что это инструмент шумовой, что играть на нём практически невозможно — что нужен абсолютный слух, и будто та пара человек, что играет на терменвоксе — это небожители. Это не так. И именно после этого возник проект Theremin Today, на котором я начал собирать информацию о терменвоксистах из разных стран. До сих пор это единственный ресурс на русском и английском языках об исполнителях на терменвоксе. На этом ресурсе можно узнать, как терменвоксисты воспринимают инструмент, как они начали заниматься.
Уже в 2011 году мы провели первый фестиваль терменвокс-культуры — «Терменология». Именно на нём стало понятно, что дела обстоят не очень хорошо. Мы собрали всех московских обладателей терменвоксов, чтобы они выступили. И многие участники выступления вызывали большие вопросы в плане понимания инструмента, и в плане уровня игры…
Спустя короткое время я начал активно читать лекции об истории инструмента — правильная и объёмная информация при знакомстве с терменвоксом — это очень важно, мне кажется. Многие, узнав о терменвоксе, на самом деле ничего про него не знают. К примеру, если на концерте Стинга человек увидит терменвокс в «шумовом» амплуа, то подумает:

«Ну есть такая штука, — ну здорово, хорошо, что я о ней узнал».

Но не возникнет никакого понимания или даже серьёзного отношения.
В конце 2011 года я прочитал свою первую лекцию «Терменвокс: от Ленина до Led Zeppelin», взяв отрезок времени с момента создания инструмента до 70-х годов. Мы сразу погружаемся в определённый культурный контекст и понимаем, что терменвокс — это не какая-то штука с двумя антеннами, которая используется в качестве шутки, а серьёзный музыкальный инструмент со своей интересной историей. Терменвокс проник в самые разные контексты, сложно представить в одной истории таких людей как Ленин, Эйнштейн, Чаплин, музыкантов Led Zepellin, а ведь все они интересовались терменвоксом… Для меня важно популяризировать не только сам инструмент, но и сформировать его образ. Популяризация — вещь тонкая: можно популяризировать что-то так, что это будет дискредитация. Здесь нужно быть точным и осторожным. Это хорошо знают популяризаторы науки, например.

В этом году столетие терменвокса. Будут ли проходить мероприятия, посвящённые этому событию? И какие у тебя планы на будущее?
Столетие терменвокса в России открылось основанием Санкт-Петербургского общества терменвокса. Председатель общества — Наталья Термен, дочь изобретателя инструмента, терменвоксист и педагог. Члены общества — российские терменвоксисты и наши друзья из других стран. В первой панельной дискуссии «Терменвокс-100», посвящённой инструменту, которая прошла в Шереметевском дворце в Санкт-Петербурге, приняли участие петербургские терменвоксисты, руководитель Японской Школы — Масами Такеучи, педагог и терменвоксист Акийо Хамагучи — обсуждали проблемы восприятия и позиционирования инструмента, обучения и перспективы развития.

Обязательно будет фестиваль терменвокса «Терменология» — он проходит каждый год, но в этом году мы хотим сделать что-то особенное. Планируем выпустить диск от Школы терменвокса в России с записями учеников. Мы запустили первый конкурс терменвокс-видео «Theremin Star»: это конкурс-дайджест — каждые 10 дней выбираются 5 новых терменвокс-видео и проходит интернет-голосование. В конце года будет подведение итогов. Победитель сможет выступить на фестивале в России в 2020-м году.

Текст: Алина Фадина
Фото: Анастасия Фирсова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

1 комментарий
Grr
3 апреля 2019 в 11:54
Не одним Стингом. Смотрел когда-то старый концерт Сансары, они там тоже с терменвоском играли.
Чтобы комментировать, .