И мама сказала: «Вот теперь у вас всё хорошо…»

17 апреля 2018 в 10:20
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Бросить всё, начать с нуля. Уехать с родной земли в другой город, другую страну — пусть и бывшего СССР. Редакция Tula.plus познакомилась с молодой многодетной семьёй Анастасии Панченко и Александра Тарасова. Три года назад, во время военных волнений на Украине, ребята уехали из родного Лисичанска Луганской области. Теперь они живут в Туле. Здесь в августе 2017 года родилась их дочка Арина.

«Едем на море отдыхать!»

Мы с Настей сидим на небольшом диванчике. Александр — напротив нас, на стуле. Еле заметная улыбка и поразительное внутреннее спокойствие. В другой комнате дети смотрят мультфильмы.
— Как мы познакомились? — смеётся Настя. — Он — одноклассник моей старшей сестры. Мы общались в разных компаниях, встречаться начали в 2010-м, и уже через полгода начали вместе жить. В 2012-м году я забеременела. Родители от новости были поначалу в шоке, но потом обрадовались. Я тогда отучилась в медучилище на фельдшера и только устроилась в реанимацию медсестрой, муж учился на социолога в Луганском национальном институте им. Тараса Шевченко. В общем, я доучилась, а он нет — после новости о том, что я беременна, он стал больше работать. Получил степень бакалавра социологии, и пришлось оставить институт. Потом его призвали в армию, и через 2 недели после его проводов родилась наша старшая, Тоня.

Александр вернулся из армии. Через некоторое время Настя поняла, что у них будет второй ребёнок. Это 2014-й год — начало волнений в Луганской области. Александр устроился работать в милицию и уехал на учения в Винницу на 4 месяца.

— У нас не было ещё таких конкретных заварушек, — вспоминает Настя. — Но в целом ощущалось беспокойство, новости передавали. В Славянске уже бомбили. В один день папа сказал: «Собирайтесь, едем на море отдыхать!» Собрались и поехали в Крым, в детский лагерь. Думали, на несколько недель — оказалось, на 3 месяца. Повезло, что двоюродный брат папы — директор лагеря. Он всех своих родственников, друзей определил в общежитие для персонала. Пусть и общежитие, зато всё хорошо. Жили в лагере бесплатно, автобус возил нас на море… Это очень много значит.
Если честно, я не думала, что рожать буду там. Папа, конечно, сказал мне перед отъездом, мол, возьми что надо — на всякий случай, мало ли, всё бывает в жизни.

Родила я в Бахчисарае, в то время, когда бомбили родной Лисичанск…

Из общежития пришлось съезжать: для грудного ребенка нет условий — ни искупать, ни покормить нормально. Мы пожили некоторое время у бабушки в Харькове, затем вернулись в Лисичанск. К тому времени уже вернулся муж. Бомбёжек уже не было. Но далекие залпы слышались, земля дрожала… Всё это не давало мне покоя.

Либо пуховик, либо коммуналка

Настя считает, что жителям Тулы нет причин жаловаться на финансы:
— В Лисичанске было тяжело материально. Возможности заработать нет. Тарифы на всё начали потихоньку расти, зарплаты оставались теми же. Для сравнения: если в Туле на одну зарплату медика можно полностью одеться к зиме, то там медик на одну зарплату может к зиме купить себе либо сапоги, либо пуховик. Либо за коммуналку заплатить. Среднестатистический выпускник там не может себе позволить жить полностью независимо. А когда начались военные действия — люди всю свою работу бросали, лишь бы попасть в украинскую армию: зарплаты там были большие, коммуналка 50%, плюс ты «участник боевых действий».
Звуки залпов продолжались. Мужу сказали, что они, возможно, будут сопровождать гуманитарные конвои, стоять на блокпостах. Не хотелось гадать на ромашке. В один прекрасный день я сказала мужу: «Поехали!».
21 февраля 2015 года мы уехали. С собой — три сумки и коляска.

Сначала приехали к моему двоюродному брату в Москву. Он уже давно здесь жил, получил гражданство, снимал квартиру. Я впервые была в большом городе. Не была готова ко всему этому… Посмотрела, как брат встаёт каждый день в 5 утра, а возвращается домой в 8 вечера, ложится и спит. Одно и то же изо дня в день… И ещё мы свалились ему на голову.
Нам необходимо было делать документы, оформлять регистрацию. Сходили в Москве в миграционные службы, нам сказали, что ничего не смогут: «Официально у вас будет статус временного убежища, а больше ничего».

К счастью, бывшая жена моего брата и ее родственники живут в Туле. Они согласились помочь с миграционным учётом в первые 3 месяца.

«Вам деньги дают…»

Мы-то думали, сейчас в Туле сделаем регистрацию и обратно уедем. Но когда столкнулись с оформлением статуса временного убежища, нам объяснили, что детям обязательно нужны прививки… А обходить больницы — это нам ещё забот на неделю. Значит, надо где-то останавливаться, размещаться. Спрашивать в ФМС, как нам быть, куда идти. «Не знаем, идите на Дзержинского».
Пришли на ул. Дзержинского — там хостел. Спрашиваем: как бы нам попасть в этот хостел, хотя бы на неделю остановиться. Нам говорят: вам надо идти в соцзащиту на Пушкинскую. На Пушкинской нам женщина на листочке написала, куда конкретно идти в Москве, куда писать заявление, чтобы нас определили в пункт временного размещения.
Поехали в Москву, написали заявление. В указанный день, 2 апреля, приезжаем в Тулу. И нас размещают в гостинице на ул. Каминского — гостиница на 14 номеров. У нас — свой номер (свой санузел и спальня). Трёхразовое питание. Всё оплачивало государство. Крыша над головой и еда. Этого нам с головой хватало. Конечно, питание не такое хорошее, как хотелось бы.

Самые вкусные были завтраки: молочная каша, булки, масло, сыр, джем, пряники.

Потом нам уже директор рассказывал, что то, что на нас выделяли, и то, что было затрачено… что на самом деле недодавали. Но спасибо и на том! Я помню, с кем ни знакомишься, говоришь, что ты с Украины и живёшь в пункте размещения — а в ответ: «Вам деньги дают…». Есть такое мнение, что нам как беженцам каждый день лично выдавали деньги, по тысяче рублей, а мы их тратили. Нет. Никаких денег нам не давали. Просто нас кормили, и мы жили бесплатно. И это хорошо, и на этом спасибо.

«Целый месяц ели пряники»

— Тульские пряники в гостинице нам давали каждый день, — вспоминает Александр. — На каждого члена семьи — по прянику. То есть, ежедневно у нас получалось четыре пряника, а бывало и больше. На тот момент мы их ели, не прекращая. Месяц, наверно. Поначалу нормально ели, а потом организм насытился. Дети один на двоих съедят… Мы эти пряники всё собирали и отдавали знакомым.
Сначала мы думали, что мы одни с Украины попали в эту гостиницу. Потом выяснилось, что все там с Украины. Мы прожили там полгода. Постепенно многие стали устраиваться на работу. Директор гостиницы предложил мне официально устроиться дворником, чтобы можно было оформить Программу переселения соотечественников. Так что я там и жил, и работал. С утра вышел, пока жена на работу не собралась, убрался, территория небольшая — пришёл обратно. Жена на работе, я дома. Пока паспорта не было, ездил по заводам устраиваться. Мне везде отвечали: нужно российское гражданство. Потом узнали, что на Алексинском шоссе есть цех «Стандартпарк», где делают водоотводные желоба, — и набирают туда работников из Украины. Работа временная, с марта/апреля по сентябрь/октябрь. Устроился туда помощником формовщика.

«Кто ж купит ваш чемодан?!»

— Мы-то ехали сюда, как мы думали, с такими большими деньгами! — смеётся Настя. — Собирали, хотели купить в Лисичанске дом, но не срослось. А здесь всё намного дороже. Пока закупили на всех одежду, обувь… Осталось 30 тысяч. Планировали, что их хватит на 3 месяца. Оказалось, что ушли они быстрее. Например, приходилось делать переводы всех документов на русский язык, плюс разъезды Тула–Москва поначалу.
Я мужу сказала: пока документов нет, подожди. Я в декрете насиделась, давай я поработаю. Так что сначала он с детьми сидел. Работу искала на Авито. Поставила в фильтре «без навыков» — и стала звонить. Объясняла, что никаких документов у меня нет, надо устроиться неофициально.

Я почему-то думала, что всё будет сложно. Оказалось, просто.

Пришла работать оператором в колл-центр… «Дешели»! Я, конечно же, не знала, что это такое. Мне объяснили задачу — обзванивать и просто приглашать. И я не понимала, почему клиенты по телефону отказываются. Когда из колл-центра я переходила на косметолога, меня спросили: «Будешь продавать?» Я ответила, что не продавец. Мне провели демонстрацию процесса, я удивилась: неужели ЭТО покупают? А когда мне сказали, сколько стоит один чемоданчик… Честно говоря, я не думала, что в «Дешели» настолько обманывают. Когда я начала работать там с людьми, которых вижу, с бабушками, которым в жизни не пригодится этот непонятный чемодан, когда я видела, как сотрудники втюхивали его пенсионеркам… В общем, два месяца я там проработала. Удобный график — 2/2, зарплата 20 тысяч. Мне не нужно было никому ничего впаривать. Я по образованию массажист-косметолог, делала пациентам маски, аппаратные процедуры — с 8:00 до 20:00-21:00. Как оказалось потом, чтобы там работать, никакого образования и не нужно. Что потребуется знать — всему научат.

Александр успел поработать и поваром — готовил пиццу, а потом лапшу на воке:
— Увидел вакансию повара, отработал полгода. На пицце было удобно, шикарный график — с 9:00 до 21:00, 3/3. Можно было на выходных и подработку найти. А когда перевели в отдел на вок, там график 4/2. Ставят как хотят — то утром, то на закрытие. Биоритмы нарушаются, очень тяжело. В первые выходные после вока я полдня просто отсыпался, а второй выходной день — уже ни туда, ни сюда, ничего не успеешь. Плюс дорога — туда час, оттуда час. Сейчас нашёл пятидневку — на Машзаводе. Я пока ученик, занимаюсь шлифовкой сухим способом. В конце мая будет экзамен на разряд.

«Подпись юридической силы не имеет»

Круговорот мест работы — и у Насти, и у Александра. Оформление документов, ежедневные сумасшедшие очереди в ФМС… В 2016-м году ребята получили долгожданное российское гражданство. Отдельный квест — устроить детей в сад.

— Ещё когда мы жили в гостинице, пытались устроить детей в садик, — рассказывает Настя. — Но электронная очередь — это для нас было что-то непонятное. На госуслугах мы до конца не зарегистрировались, и тогда этот портал работал не так хорошо, как сейчас. Пошли в Управление образования, говорим: устройте хоть в какой-нибудь садик. Район неважен — мы планировали снимать квартиру там, куда устроим детей. Нам подсказали: в Мясново скоро откроется детский сад. Вот все думают, что у нас льготы, как у жителей Украины — что без очереди можем детей в садик оформить. Да, нам сначала проставили льготу как вынужденным переселенцам, но потом убрали, так как это льгота только для переселенцев из России вследствие чрезвычайных происшествий — пожар, наводнение, землетрясение и тому подобное. Так что в сад в Мясново мы попали без льгот.

Начали снимать квартиру — в том же доме, где купили спустя время. Сняли на год, заключили договор — собирались через год купить квартиру в ипотеку. Года не прошло, летом хозяйка и говорит: квартиру продаю, вам надо съехать. Хорошо, что не зима! Когда мы показали договор юристу, он сказал: «Здесь ни печати, ничего. Ваша подпись на этом листочке никакой юридической силы не имеет». В общем, нашли квартиру на Санаторной, оттуда водить детей до сада было далеко, да и чтобы купить что-то своё, нужно было много работать. К той поре на Украине всё успокоилось, и мы отвезли детей к моим родителям. И в этот период выяснилось, что я снова беременна…

Что дальше делают ребята? Они берут квартиру в ипотеку, оба учатся в автошколе, привозят детей от бабушки и дедушки, в августе 2017-го получают права, и 23 августа на свет появляется Арина.

Пока фотограф Tula.plus расставляла семью для снимка, Тоня подбежала к нам и заглянула в мой мобильный телефон:
— Девятнадцать тридцать! — потом залезла на табуретку и протянула: — Сыыыыр!
Фотографирование превратилось в безудержную игру, Тоня и Артём подпрыгивали, высовывали языки, корчили рожицы, заползали под табуретки.
— Стойте ровно, Артём, Тоня, вы же хорошо стояли, «сыркали»! — Настя пыталась успокоить детей.
— Я уже устаааал! — протянул Артём. После съёмки побежал в комнату. Через минуту оттуда раздался возмущённый плач.
— Что такое? — отправился выяснять Александр и тут же вернулся. — Мы забыли мультики на паузу поставить…

Тула — вылитый Луганск!

Пришлось ли в Туле к чему-то необычному привыкнуть?
Александр:
— Я по Украине ездил по большим городам, мне не привыкать. Когда приехал в Тулу в первый раз, у меня сразу ассоциация — вылитый Луганск! Такая же пыль. Адаптации не было. И работа в Туле есть, просто надо найти стоящую.

Настя:
— В Туле нам попадаются отзывчивые люди, всегда готовые помочь. Конечно, встречаются такие, которые говорят: «Вот, вы к нам приехали, наши деньги вывозите из страны!» Интересно, чем отличаются люди из Украины, получившие российское гражданство 10 лет назад от людей, получивших гражданство сейчас? Люди — не меняются. Союз-то был один. Многие приехали в Россию — из того же Узбекистана, с той же Украины.
Поскольку мы многодетные, мы являемся участниками тульского центра «МногоМама» — это центр помощи многодетным семьям. Меня это очень поддерживает и вдохновляет. Очень сложно в декрете смириться с повседневностью. В «МногоМаме» каждый, кто может сделать хоть чуть-чуть, может дать хоть маленькую капельку, — становится частью большого дела. А это самое важное.

А есть мнение, что туляки — люди тяжёлые, недовольные…
Настя:
— Вот знаете, туляки любят ныть. Например, о том, что маленькая зарплата. Но ведь всё познаётся в сравнении. Маленькая зарплата? Да ладно. Обычная среднестатистическая зарплата. В принципе, у всех примерно одинаково. Говорят: «Вот, Калуга, они получают тысяч на 5 больше!». А что изменят эти 5 тысяч? Денег сколько ни зарабатывай, всегда будет мало.

Те, кто хотят — идут и ищут ещё работу. Кто не хотят — сидят и ноют.

Мне три недели назад позвонили из медцентра: «У нас проблемы с кадрами. Ты не можешь выйти поработать?» Я говорю: только по воскресеньям. Вот вышла, проработала 3 воскресенья, осталось два. Деньги не лишние.

«Ваше заявление рассмотрено»

Настя:
— В России проще. Здесь можно написать обращение к губернатору, к президенту — и получить ответ. Я, например, писала президенту — была причина. Когда приехала в январе 2016 года в Москву подтверждать диплом, говорю: дайте мне список необходимых документов. Отношение там хамское, конечно. Висит листок: «Охрана справок не даёт». Обращаемся: куда пойти? Тебе отвечают: «Вот, табличка: справок не даём». Идёшь в одно окошко: «У нас такого нет». В другое идёшь. Конечно, везде стоишь в очереди. И в пятом окошке тебе говорят: «Список висит вон там-то». Да все стены там увешаны этими листочками! Идёшь, ищешь этот список. Собрал документы, привозишь, уточняешь: «Вы можете посмотреть, всего ли хватает?» — а тебе холодно отвечают: «Список у вас есть. Я просто принимаю. Если что, с вами свяжутся». Даже не взглянут — может, действительно чего-то не хватает? Может, перевод не такой. Положила твою папку в кучу — и всё. И неизвестно, когда эту кучу разгребут.

Но ведь оказывается, что не только ко мне такое отношение — ко всем медикам, которые приходят за подтверждением! Мне стало обидно. Тогда я первый раз написала электронное письмо президенту. Написала, как есть. Как так может быть, что при подаче документов сотрудники, которые работают именно с людьми, с этими же людьми вообще никак не контактируют, не взаимодействуют. Секретарь даже не смотрит, что ему подаётся в документах. Не даётся расписка о том, что документы приняты. Ну ладно, я из Тулы ехала сюда 2 часа. А кто-то едет из Ростова — чтобы просто подать документы.

Мне потом пришёл ответ: «Ваше заявление рассмотрено». Не знаю, изменилось ли там что-то или нет.

Перемены — к лучшему

Какие места нравятся в Туле?
Настя:
— Пока жили в гостинице, ходили гулять в Кремль, в Белоусовский парк. Кстати, сейчас узнали, что для многодетных разрабатываются льготы на билеты — можно будет детей на аттракционах покатать бесплатно. Понравилось в кукольном театре. Были два раза в драмтеатре, ходили в Музей оружия.

Александр:
— Хотелось бы в Ясную Поляну съездить — наши знакомые были там, им очень понравилось. Ну, думаем, по осени съездим туда. Приобретём автомобиль и поедем.

Что вы можете посоветовать тем, кто находится в сложной жизненной ситуации?
Настя:
— Никогда не бояться перемен. Оптимальнее смотреть на вещи. У нас что ни делалось, всё идёт к лучшему. Да, можно думать: «Вот, всё плохо, говорят, что гостиница закрывается, нас выселяют». Но открываются новые возможности — мы быстрее получили гражданство. «Вот, нас из квартиры выселяют!» — ничего, сняли другую квартиру, с очень хорошими соседями.
Люди боятся сложностей. Многие думают: «Ипотека — кабала на всю жизнь!» Но чем платить за съёмный угол, лучше же сразу платить за свой. Пусть и с переплатой. В жизни никогда достаточно не насобираешь.

Александр:
— Главное, чтобы была хорошая поддержка. Чтобы не оставаться одному.

Настя:
— Для этого надо искать союзников. У меня в Туле человек 60 друзей появилось — особенно в «МногоМаме». Мы каждый день болтаем, делимся печалями и радостями, поддерживаем друг друга. На самом деле, в этом большая заслуга руководителя Тульского филиала Лианы — она иногда сдерживает, иногда даёт напутствия, делает коллектив сплочённым. Для меня, как и для многих подопечных, «МногоМама» стала семьей. Друг друга надо поддерживать — только тогда и будет в жизни всё хорошо. Раньше моя мама всегда волновалась: «Вот получите гражданство — будет всё хорошо», «Вот найдёте работу — будет всё хорошо». А недавно, когда она приезжала, мы наконец-то услышали от неё долгожданное: «Вот теперь у вас всё хорошо!»

Текст: Юлия Амелина
Фото: Екатерина Павлова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

3 комментария
Grr
17 апреля 2018 в 12:12
Ну вот и мотиваторы от нытья! Многие "слишком чересчур" хотят.
Юлия Амелина
17 апреля 2018 в 12:23
В диалоге с Настей и Александром я была потрясена: насколько мудры, честны и открыты эти ребята. И сколько в них любви.
dzh
17 апреля 2018 в 13:26
Мне очень нравятся эти ребята. Проблемы? О, круто, давай решать! Возможности? О, круто, давай хватать! Че-то лень, на диване бы поныть? Не, не слышал.
Обожаю это в людях.
Чтобы комментировать, или войдите через ВКонтакте.